Нормальный Образ Жизни

до 40 и старше с Дмитрием Гудковым

Тренировка мужичка… Туда ли я попал?

А вот я не знаю, что тут сказать. Нет, Гриша пришел. Я тоже. Прошли те пятницы, после которых я с утра никуда не ходил.

Это продолжение истории (третья часть). Начало тут: первая глава и вторая глава.

Самым понятным и вразумительным за всю тренировку был наш диалог перед ней.

— Ты, кстати, знаешь, как тренируются «морские котики» США? — спросил Гриша.

— Нет. Я патриот! — выпалил я.

— Понятно, — Гриша смотрел на меня с подозрением. Пришлось пояснить:

— Да шучу я. Не в смысле, что я не патриот. А то, что догадываюсь, что тренировки американского спецназа, как и наше знание о них, с патриотизмом мало связаны. Так как они тренируются?

— Подтягиваются, отжимаются…

— Дай, угадаю. Приседают? — перебил я.

— Нет. Бегают, плавают и сгибания корпуса на пресс делают. Но мы не «котики». Мы — медведи, — парировал мой «патриотизм» Гриша и пошел на площадку к турникам и брусьям.

Ну, а дальше… Сказать, что я ни хрена не понял — это ничего не сказать. Знаешь, что он делал?

Да, блин! Он просто подтягивался, отжимался и приседал!!!

Но вот какой-то системы лично я не уловил. То 5 раз подтянется, то 10. То 12 раз отожмется, то 3. То приседать начнет как чокнутый будто на скорость.

Чего-то у него там в телефоне пиликало. Видимо, таймер. Но никаким приложением он явно не пользовался — часто в телефон не смотрел, пальцем по экрану не водил.

Не, скорее всего система какая-то у него была в этом хаосе. Что-то он чиркал в блокнот периодически. Но не после каждого подхода. Это и подходами-то не назовешь — то 5 секунд отдохнет, то 40. То 2 минуты ходит, ворон считает. Кроссфит — не кроссфит, калистеника — не калистеника. Нифига непонятно.

Кроме чего? Правильно. Он подтягивался, отжимался и приседал, ведомый одному ему понятной силой. Дурачил меня что ли?

В конце-концов он повис на турнике, подергался, подтянуться не смог. Отдохнул немного, опять повис, опять не получилось. Глянул в смартфон, подошел к турнику и почти запрыгнул на него, подтянувшись за счет энергии от прыжка. И медленно-медленно спустился вниз.

Это я узнал. Называется «негативное повторение» — позитивная фаза делается с какой-то помощью, негативная медленно и в правильной технике. Не зря я год «интернеты смотрел» на тему тренировок!

И это, наверное, было единственное, что мне было более-менее понятно, кроме того, что упражнения Гриша выполнял технически грамотно — не спешил, не дергался. Без киппинга, ёпт!

А! Да, в конце у него был полный отказ на подтягиваниях. Вообще ни разу не смог и сделал только негативную фазу движения.

Телефон дал сигнал в последний раз, Гриша трясущейся рукой что-то чиркнул в блокноте и пошел ко мне.

Я смотрел на мужичка с турничка и думал, что его кожа сейчас всё же лопнет под мышцами.

— Что? Всё таки отказ? — я старательно делал из себя эксперта. Хотя уже сомневался во всем, что знал до этого. Признавать не хотелось.

— Ага, — ответил Гриша, — Чего-то не получилось как хотел. Обычно стараюсь не доводить до такого. Но случается. Ничего, спать крепче буду.

Я еще в больший ступор впал. Нужен был отказ или нет? Если нет, то почему «случается»? Если да, то почему «стараюсь не доводить»? Что, блин, в блокноте он писал? Краем глаза я заметил, что там буквально несколько цифр. Не похоже на учет повторений…

— Пойдем что-ли пивка выпьем? — прервал мои рассуждения Гриша.

Сука. Он еще и пиво пьет! Что вообще происходит, а? Мир ЗОЖа рушился прямо на глазах…

Продолжение следует…

Понравилось? Поделитесь:
Наверх